Юридическое обоснование.

Перечисленные в законе виды аварии влекут за собой неодинаковые юридические последствия и не имеют одного и того же общего характера.

Малая авария, в той конструкции, какую ей придают западные законодательства, представляет собою не что иное, как часть тех издержек, которые несет на себе судохозяин при осуществлении своего промысла. Из малой аварии не вытекает никаких юридических последствий для сторон, связанных договором перевозки. Если бы судохозяин предъявил к грузохозяевам требования соучастия в портовых расходах, то оно показалось бы так же мало обоснованным, как если бы судохозяин потребовал от них, чтобы они приняли на себя часть издержек по оплате жалованья матросам или по закупке каменного угля. У нас, как мы видели, малая авария поставлена несколько иначе: если из договора перевозки не обнаруживается, что портовые расходы входят в состав условленного фрахта, то судохозяин может потребовать от грузохозяев соучастия в платеже портовых расходов. Обосновать такое право судо- хозяина можно только на велении закона. Только в том особенном случае, когда портовые расходы вызываются непредвиденным событием, обоснование обязательного соучастия в издержках можно бы найти, и то с трудом, в принципе необогащения на чужой счет.

Частная авария, в результате которой судохозяин несет случайные убытки, причиненные его судну, а грузохозяин терпит случайные убытки, падающие на его груз, не имеет никаких особых юридических черт. Здесь в чистом виде действует начало общегражданского права, что каждый сам несет ущерб, причиненный его вещам случайностью (casum sentit dominus). Никаких обязательств для кого бы то ни было не возникает. Поэтому частная авария не имеет никакого основания существовать в морском праве, как какое-то особое явление. Представление о ней допустимо лишь настолько, насколько оно подчеркивает ярче понятие об общей аварии. Частная авария существует трлько как противоположность общей аварии.

Наибольшими особенностями отличается общая авария. Это, собственно, единственный вид аварии, который представляет юридические особенности и который нуждается в законодательной нормировке. В сущности, понятие об общей аварии должно бы покрыть собою более широкое, расплывчатое, лишенное юридической ясности понятие об аварии. Авария одна — это общая авария. Из общей аварии возникает обязательство для грузохозяев и для судохозяина соучаствовать в определенном размере в случайных убытках, понесенных при спасении от общей опасности путем пожертвования частей судна или части груза. Где основание этого обязательства? Может быть, такого основания нужно искать в состоянии крайней необходимости? Но крайняя необходимость способна оправдать факт пожертвования, — она не может объяснить возникающего из него обязательства. Может быть, основание следует видеть в договоре между судохозяином и грузохозяевами? Исторически такое обоснование допустимо, потому что в раннее время, когда грузохозяева сопровождали сами свой груз, в минуту опасности они вместе с капитаном составляет совет, на котором решали, нужно ли приносить жертву, и что именно1. Но в настоящее время, когда груз всецело вверяется капитану, о таком совете не может быть и речи. Следовательно, договорной элемент надо отбросить, если только при самом заключении договора перевозки не состоялось дополнительное соглашение об условиях разверстки возможной аварии. Юридическое обоснование обязательства, вытекающего из общей аварии, можно видеть только в принципе, в силу которого никто не должен обогащаться на чужой счет. Если жертвуются вещи судохозяина, то грузохозяева обязываются принять на себя соответствующую часть убытков, намеренно причиненных для предотвращения больших. Если принесены в жертву товары, то убыток должен быть равномерно распределен между всеми, которые избежали убытков за счет одного или нескольких грузохозяев. Что обязательство участвовать в разверстке основывается не на договоре перевозки, видно из того, что требование принадлежит грузохозяину против грузохозяина, хотя между ними договора заключено не было.

Авария взаимного вреда представляет собою так же мало юридических особенностей, как и частная авария и малая авария. Здесь должен бы действовать исключительно и всецело общегражданский принцип, в силу которого каждый обязан возместить вред, причиненный по его вине имуществу другого лица. Но наше законодательство содержит некоторые особенности в аварии взаимного вреда, которые, однако, вытекают не из существа ее, а из отсталости нашего законодательства.

Таким образом, мы приходим к заключению, что из всех четырех видов аварии, перечисленных нашим законом, заслуживает сохранения, как особый юридический институт, только авария общая. Малая авария подлежит полному исключению, частная авария, не имея самостоятельности, остается лишь для противопоставления общей, и авария взаимного вреда должна подчиниться общим началам гражданского права. В

дальнейшем изложении, считаясь с действующим законодательством, мы остановимся только на общей аварии и на аварии взаимного вреда.

Правила об аварии отнесены у нас к морскому праву. Отсюда делается совершенно правильный вывод, что правила об аварии неприменимы к речному судоходству. С догматической точки зрения это совершенно верно, но нет никаких оснований с точки зрения политики права, почему бы не распространить правила об аварии на всякое вообще судоходство.

  • V i d а г i , Corso di diritlo commercial, т. VI, 1905, стр. 457.
  • Рсш. 4 Суд. Деп Прав. Сен. 14 марта 1904 года по делу общества «Мазут».

Требования обоснованности актов применения права

Акты применения должны соответствовать критериям законности, целесообразности, обоснованности и справедливости, так называемым, требованиям.

Обоснованность — это требование подробного анализа всех фактов, которые относятся к делу. При исследовании доказательств выводы должны быть логическими, должны либо опровергать, либо подтверждать факты дела. В большинстве случаев на практике обоснованность как требование нарушается. По материалам дела выводы выносятся ошибочные и страдает невиновно осужденный. Необходимо тщательно исследовать все факты, относящиеся к делу. Не брать во внимание факты, приводящие к сомнению. Каждый акт применения права должен быть вынесен должностными лицами ссылаясь на законы. Обоснованность это неоспоримость правоприменительного акта. Обоснованный акт это когда рассматриваемые условия в деле подтверждаются проверенными, достоверными доказательствами. Не будет обоснованности — не будет акта применения, так как его отменят.

Законность соблюдается, когда происходит следующее:

1) компетентные органы или должностные лица, рассматривающие дело, соблюдают требования подсудности и подведомственности;

2) строго соблюдаются все процессуальные нормы, регулирующие процесс сбора доказательств;

3) правильно юридически квалифицирована и применена именно та норма, которая действует в данной ситуации;

4) вынесено решение по делу согласно предписаниям диспозиции (санкции) нормы, которая применяется.

Не нужно отступать от закона, в противном случае, это будет считаться правонарушением. Соблюдение требований законности, означает применение правовых норм всегда, когда в наличии обстоятельства, которые предусмотрены нормой права. Непостоянное применение права, заморозка нормы права в действии должностными лицами или органами, которые не уполномочены на то законом, противоречит законности. Норма обязательна пока ее не отменили, не изменили и не приостановили в соответствии с законом либо не заменили погодя изданным актом по тому же вопросу, она будет действовать и являться обязательной для правоприменительного органа.

Целесообразность находится на втором плане по отношению к законности. Это означает что, свобода государственного органа и должностного лица в выборе решения ограничивается целесообразностью. Оно проявляется, когда соблюдена справедливость, эффективность, и другие принципы. Избрав меру наказания в пределах санкции уголовного закона, суд учитывает вину подсудимого, тяжесть содеянного, обстоятельства, которые отягчают или смягчают ответственность. Неразумность решения о мерах ответственности приведет к суровому или слишком мягкому наказанию. Приговор будет конечно изменен или отменен вышестоящей судебной инстанцией.

Вообще, проблема целесообразности имеет два момента в праве.

1. нормативно-правовой акт, как считает законодатель, итак целесообразен, так как содержит приемлемые условия в отношении регулирования общественных отношений. Отсюда если следовать ему это и будет самое целесообразное разрешение вопроса, будет достигнута та цель, которая ставилась изначально при издании акта. Не допускается прикрываться, нарушая закон, ссылаясь на целесообразность.

2. правовая целесообразность — это выбор наилучшего направления, каким образом осуществить норму права в определенной ситуации, соответствие деятельности органов и лиц в рамках закона определенным условиям времени и места.

Норма права дает субъекту учитывать разнообразие разных ситуаций в силу ее общего характера, так как невозможно предвидеть все. Как правило, норма предусматривает конкретные границы для усмотрения при решении какого-либо вопроса (существование возможности выбора между решениями, возможность применения нормы или воздержания от ее применения). В рамках содержания правовой нормы необходимо принять решение, которое будет четко и верно отражать смысл закона и цель правового регулирования. Ко всему прочему, чем больше норма дает возможностей для проявления инициативы и самодеятельности, тем более значимо это требование.

Орган и должностное лицо, применяющие право, неуклонно исполняют юридические предписания, при этом они должны в то же время проявлять активность, брать во внимание место и время исполнения, распределяя силы и средства, и т.д.

Решение конкретных дел без учета их политической и моральной характеристики, индивидуальных особенностей, без учета социальной значимости применяемой нормы порождает юридический формализм и глубоко чуждо природе демократии, содержанию права, принципам деятельности государственного аппарата.

Требование справедливости тесно соприкасаемо с обоснованностью. Требование справедливости это требование к актам применения права, которое отражает идею о общественной справедливости, означает то, что правоприменителю необходимо осознать правильность выводов дела, правильность его решения исходя из интересов общества и государства, это убеждение лица, которое применяет право, в принятии решения согласованного с нормами морали, общечеловеческими ценностями, отвечающее потребностям граждан и учреждений. Справедливость акта применения права предполагает соответствие принятого решения общественному мнению, согласованность его содержания с моральными убеждениями людей и общества в целом.

Воспитательное воздействие во всем зависит от того, насколько оправдается вынесенное решение компетентного органа. Деятельность государственного органа или должностных лиц не замыкается в критериях юридической значимости фактов, формальных сторонах дела. Чтобы осуществлять правоприменение, необходимо проанализировать и взять во внимание нравственную сторону, моральную оценку случая, который подлежит рассмотрению.

Справедливость означает также беспристрастность должностного лица или органа, которые применяют право, предполагает подходить объективно к исследованию обстоятельств дела, к участвующим в нем лицам, к основному решению.

В вынесенном решении проявляется гуманизм, предполагающий внимание к субъекту. Также он предполагает материальное и духовное благополучие, заботу и уважение достоинства человека, обеспечение и охрану его прав и законных интересов.

Также важен принцип профессионализма, который означает, что для того чтобы было вынесено правоприменительное решение оно должно готовиться и приниматься должностным лицом (коллективом лиц), которые обладают обширными знаниями в определенных сферах общественных отношений. Имеют умения и практический опыт для решения сложных вопросов жизни, от которых зависят интересы личности и его судьба. Должностное лицо должно иметь достаточный объем юридических знаний в том направлении, в котором осуществляет своих служебных полномочий, высокую профессиональную и правовую культуру.

Итак, акты применения должны соответствовать критериям законности, целесообразности, обоснованности и справедливости, так называемым, требованиям. Обоснованность — это требование подробного анализа всех фактов, которые относятся к делу. При исследовании доказательств выводы должны быть логическими, должны либо опровергать, либо подтверждать факты дела. В большинстве случаев на практике обоснованность как требование нарушается.

Статьей 395 ГК РФ установлена ответственность за неисполнение денежного обязательства. В соответствии с названной статьей за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица подлежат уплате проценты на сумму этих средств.

Размер процентов определяется существующей в месте жительства кредитора (а если кредитором является юридическое лицо — в месте его нахождения) учетной ставкой банковского процента на день исполнения денежного обязательства или его соответствующей части. В настоящее время в отношениях между организациями и гражданами РФ подлежат уплате проценты в размере единой учетной ставки Центрального банка РФ по кредитным ресурсам, предоставляемым коммерческим банкам, т.е. в размере ставки рефинансирования (п.51 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»).При взыскании долга (задолженности по обязательствам) в судебном порядке суд может удовлетворить требование кредитора исходя из учетной ставки банковского процента на день предъявления иска или на день вынесения решения. Эти правила применяются, если иной размер процентов не установлен законом или договором. Проценты за пользование чужими средствами взимаются по день уплаты суммы этих средств кредитору, если законом, иными правовыми актами или договором не установлен для начисления процентов более короткий срок.

Таким образом, в случае несвоевременной оплаты работ по договору заказчик обязан уплатить подрядчику проценты, исчисляемые в соответствии со ст.395 ГК РФ, если иные, более высокие проценты не были предусмотрены договором. Сейчас нет типовых договоров и жёстких рекомендаций по установлению штрафных санкций. Есть арбитражная практика, согласно которой если заявлен иск, например, о взыскании задолженности по выполненным и неоплаченным работам или по поставленной продукции, то какие бы высокие штрафные санкции Вы не предусмотрели в договоре, суд как правило снижает размер ответственности по штрафным санкциям ограничивая их общую сумму размером задолженности по основному обязательству. Если Вам должны за выполненные работы 1000000 руб. и договором предусмотрены санкции за просрочку оплаты более высокие, чем по ст.395 ГК РФ, то суд взыщет штрафные санкции на сумму не более, чем 1000000 руб., взыскав всего 2000000 руб. Если санкции не установлены в договоре, то действует ст.395 ГК РФ. Сейчас ставка рефинансирования ЦБ РФ составляет 13% годовых.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *