ОШИБКИ ПРИ КВАЛИФИКАЦИИ СОДЕЯННОГО ГРУППОЙ ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОМУ СГОВОРУ

А. АРУТЮНОВ
А. Арутюнов, кандидат юридических наук (г. Москва).
В обзоре надзорной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 1999 год отмечается: «Судами допускаются ошибки при квалификации действий осужденных по признакам совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору либо организованной группой.
Некоторые суды испытывают трудности при разграничении этих признаков, а также не учитывают, что в соответствии со ст. 68 УПК РСФСР наличие в преступных действиях обвиняемого каждого из квалифицирующих признаков подлежит доказыванию, согласованность действий обвиняемых не может служить достаточным основанием для признания преступления совершенным по предварительному сговору. Приговор Кировского районного суда г. Астрахани в отношении П-ва и П., осужденных по п. «а» ч. 2 ст. 162 УК РФ за разбой, совершенный по предварительному сговору группой лиц, Коллегия изменила в связи с тем, что в материалах дела отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие между осужденными предварительного сговора на совершение разбойного нападения. Действия осужденных Коллегия переквалифицировала на ч. 1 ст. 162 УК РФ».
В п. 9 обзора судебной практики Верховного Суда РФ за III квартал 1998 г. указывается: «Суд необоснованно указал, что хулиганство совершено по предварительному сговору группой лиц. Между тем, как видно из материалов дела и из описательной части приговора, каждый из виновных действовал в отношении потерпевших самостоятельно и данных о том, что они избивали потерпевших группой по предварительному сговору, не имеется, поэтому этот квалифицирующий признак хулиганства исключен из приговора».
Выяснение, когда, где и при каких обстоятельствах состоялся сговор, представляется безусловно обязательным.
Это, в частности, отмечается в обзоре кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ за 1999 год: «Архангельским областным судом Жидков и Трофимов осуждены за убийство по предварительному сговору группой лиц с целью сокрытия преступления. Тем не менее в приговоре не указано, когда, где и при каких обстоятельствах осужденные вступили в сговор на убийство.
Приговор Брянского областного суда в отношении Башанова и Самофалова, осужденных за похищение Н. по предварительному сговору группой лиц, покушение на изнасилование и ряд других преступлений, отменен, поскольку действия осужденных не конкретизированы.
Показания осужденных, изложенные в приговоре, не соответствуют их показаниям в протоколе судебного заседания. Наличие предварительного сговора в приговоре не мотивировано. Не указано, в какой момент состоялся предварительный сговор».
Несмотря на то что в законе прямо не указывается, что участниками группы лиц по предварительному сговору являются несколько исполнителей, судебная практика прочно исходит из того, что в данном случае речь идет именно о соучастии в виде соисполнительства по предварительному сговору.
Самарским областным судом О. осужден по ст. 210, п. п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 146 и п. п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР. Этим же приговором осуждены: И. — по п. п. «а», «б», «в» ч. 2 ст. 146, ст. 17, п. п. «а», «н» ст. 102 УК РСФСР и М. — по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения.
Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об исключении из приговора квалифицирующего признака — п. «н» ст. 102 УК РСФСР. Президиум Верховного Суда РФ 24 июля 1996 г. протест удовлетворил, указав, что согласно ст. 17.1 УК РСФСР преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном его совершении.
Как видно из материалов дела, И. каких-либо действий, непосредственно направленных на убийство М., не совершала, она лишь содействовала совершению данного преступления тем, что принесла нож и передала его О. Убийство совершил один О., а И. лишь способствовала ему в этом.
Из постановления о привлечении И. в качестве обвиняемой следует, что сговор касался только открытого завладения деньгами М. Относительно же ножа указано, что О. отдал его И., который она должна была передать ему в момент нападения на М. Так же изложены обстоятельства дела и в постановлении о привлечении О. в качестве обвиняемого. Между тем договоренность о передаче в нужный момент ножа не равнозначна сговору на совершение убийства. Квалифицирующий признак (п. «н» ст. 102 УК РСФСР) — совершение убийства по предварительному сговору группой лиц — присутствует в действиях лица в том случае, если убийство совершалось двумя или более лицами — исполнителями, заранее договорившимися о совершении данного преступления. Суд обоснованно квалифицировал действия И. по ст. 17 и п. «а» ст. 102 УК РСФСР как пособника.
Вместе с тем суд неправильно признал О. и И. виновными в умышленном убийстве по предварительному сговору, поэтому этот квалифицирующий признак, предусмотренный п. «н» ст. 102 УК РСФСР, Президиумом Верховного Суда РФ был исключен.
Как видим, четко прослеживается позиция Верховного Суда РФ, заключающаяся в том, что группа лиц по предварительному сговору — это обязательно два или более исполнителей, заранее договорившихся о совместном совершении преступления. В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве» указывается: «Предварительный сговор на убийство предполагает выраженную в любой форме договоренность двух или более лиц, состоявшуюся до начала совершения действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. При этом, наряду с соисполнителями, другие участники преступной группы могут выступать в роли организаторов, подстрекателей или пособников убийства, и их действия надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ».
С. Бородин считает, что такой подход точно отражает смысл закона, из которого вытекает, что преследуется лишение жизни человека, совершенное группой лиц, и не имеется в виду группа лиц, которая после сговора об убийстве «поручила» совершить преступление одному человеку. Если убийство непосредственно совершено двумя и более лицами, вопрос о правильности применения п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ сомнений не вызывает (Бородин С.В. Преступления против жизни. М., 1999. С. 130).
Таким образом, если убийство совершено двумя или более соисполнителями, то их действия надлежит квалифицировать по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Если наряду с соисполнителями в совершении преступления принимают участие организатор, подстрекатель или пособник, то их действия также надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Положение меняется, если наряду с организатором, подстрекателем или пособником преступление непосредственно совершается одним исполнителем. В этом случае квалификация по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ невозможна ни для исполнителя, ни для других соучастников. Возникают вопросы, почему квалификация действий организатора, подстрекателя или пособника ставится в зависимость от того, сколько исполнителей участвуют в совершении преступления? Почему в группе лиц по предварительному сговору обязательно наличие, как минимум, двух исполнителей? Ведь наличие двух или более исполнителей (об этом прямо сказано в ч. 1 ст. 35 УК РФ) обязательно только для группы лиц без предварительного сговора.
Точка зрения авторов Комментария к УК РФ, что оказание исполнителю помощи в совершении преступления путем предоставления средств или орудий либо устранения препятствий, а также путем заранее обещанного совершения укрывательских действий, если это лицо непосредственно не участвовало в выполнении объективной стороны состава преступления, не рассматривается как совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, мне представляется спорной (Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.И. Радченко; науч. ред. А.С. Михлин. М., 2000. С. 69). Возражения связаны с тем, что в указанном случае налицо соучастие. И в какой же форме, если не в группе лиц по предварительному сговору? Ведь не само по себе соучастие и его теоретические положения имеют значение для квалификации преступления, а предусмотренные ст. 35 УК РФ формы преступной деятельности.
По делу П. и Ч. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ действия одного из соучастников, не принимавшего непосредственного участия в разбойном нападении, переквалифицировала с п. п. «а», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 5 ст. 33 и п. «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ как соучастие в форме пособничества в разбойном нападении с применением оружия и исключила из приговора в отношении исполнителя преступления (осужденного по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ) квалифицирующий признак разбоя — совершение его группой лиц по предварительному сговору. В этой связи возникает вопрос о том, какая форма соучастия из предусмотренных ст. 35 УК РФ имеет место в данном случае? Ответ, по моему мнению, может быть один — группа лиц по предварительному сговору. Почему же тогда этот квалифицирующий признак исключен?! Необходимо также учесть следующее. Например, в п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ указаны, через запятую, в качестве квалифицирующих обстоятельств группа лиц, группа лиц по предварительному сговору и организованная группа.
Если убийство совершено двумя исполнителями без предварительного сговора, то их действия будут квалифицированы по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ по признаку группы лиц. Если убийство совершено двумя исполнителями по предварительному сговору, их действия также квалифицируются по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, но уже по признаку группы лиц по предварительному сговору. Действия других соучастников (организатора, подстрекателя, пособника) в этом случае надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 33 и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ.
А вот если убийство совершено одним исполнителем, то, несмотря на наличие других соучастников и при отсутствии других квалифицирующих обстоятельств, его действия будут квалифицироваться по ч. 1 ст. 105 УК РФ. Действия же организатора, подстрекателя и пособника — по соответствующей части ст. 33 и ч. 1 ст. 105 УК РФ.
Получается, что два соисполнителя без предварительного сговора несут ответственность по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, а исполнитель по предварительному сговору с другими соучастниками — по ч. 1 ст. 105 УК РФ. При этом другие соучастники тоже несут ответственность лишь по ч. 1 той же статьи и соответствующей части ст. 33 УК РФ.
Можно ли утверждать, что действия двух исполнителей без предварительного сговора более опасны, чем соучастников с распределением ролей, но с одним исполнителем?
Еще более странной выглядит ситуация, если в рассмотренном случае вместо группы лиц по предварительному сговору представить организованную группу. Можно возразить по этому поводу, что Пленум Верховного Суда РФ подсказал выход из ситуации. И действительно, в п. 10 Постановления от 27 января 1999 г. «О судебной практике по делам об убийстве» указывается: «Организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует убийство, распределяет роли между участниками группы. Поэтому при признании убийства совершенным организованной группой действия всех участников независимо от их роли в преступлении следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ».
Однако возникает вопрос, почему, вопреки положениям ст. 33 УК РФ, действия всех участников организованной группы признаются соисполнительством? Понятно, что указанное предложение является вынужденным и сделано в связи с необходимостью следовать правилам, сформулированным для группы по предварительному сговору (наличие двух исполнителей для квалификации по п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ). В противном случае квалификация действий двух исполнителей без предварительного сговора была бы более тяжкой, чем для участников организованной группы.
В этой связи предлагаю квалифицирующий признак, предусмотренный п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, — совершение убийства по предварительному сговору группой лиц — вменять каждому члену группы лиц по предварительному сговору во всех случаях, независимо от числа исполнителей.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ
«УГОЛОВНО — ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
«УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РСФСР»
(утв. ВС РСФСР 27.10.1960)
«УГОЛОВНЫЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ» от 13.06.1996 N 63-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 24.05.1996)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 N 1
«О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ ПО ДЕЛАМ ОБ УБИЙСТВЕ (СТ. 105 УК РФ)»
Российская юстиция, N 9, 2001

Нюансы

Деяние будет считаться совершенным по предварительному сговору вне зависимости от того, что лица не были привлечены к ответственности вследствие недостижения надлежащего возраста или в силу невменяемости. В таких ситуациях суд должен изучить направленность умысла каждого участника группы.

К примеру, разбой квалифицируется как совершенный предварительно сговорившимися субъектами, если умыслом каждого охватывалось применение действий, создающих угрозу для здоровья/жизни жертвы. Необходимо учитывать, что согласованность в действиях еще не означает наличие предварительного сговора.

Признаки договоренности

Сговор признается предварительным, если имел место до начала действий, составляющих объективную часть деяния. Необходимость установления наличия, времени и места договоренности обуславливается важностью разграничения групповых видов преступлений.

Содержание (объем) сговора может быть разным. Субъекты могут обговаривать конкретные элементы посягательства, план действий. Сговор может охватывать деяние только в общих чертах.

Организованная группа

Ее отличает от группы виновных, предварительно договорившихся о преступлении, устойчивость структуры. Так, лица объединяются на более продолжительный период для совершения нескольких деяний либо одного, но требующего продолжительной подготовки или предполагающего сложности при исполнении.

Организованностью следует считать подчиненность одних участников другим, решимость совместно достигать преступных целей. При этом объем участия каждого субъекта может быть разным. Отдельные члены группы могут исполнять только часть действий: взламывать замки, охранять место совершения посягательства, принимать украденные ценности и пр. Другие лица могут заниматься поиском жертв посягательства. Необходимо учитывать, что если даже такие действия за пределы пособничества не выходят, но при этом устойчивые связи с другими соучастниками выражены явно, то они расцениваются как соисполнительство. Соответственно, положения 33 статьи УК применению не подлежат.

Банда

Это понятие подпадает под определение организованной группы. При этом банда отличается двумя обязательными признаками: вооруженностью и наличием преступных целей. При этом нападение будет признано состоявшимся даже тогда, когда оружие лицами не применялось. Преступными целями считаются посягательства (нападения) на организации и граждан.

Устойчивость в таких случаях предполагает стабильность состава, использование одних методов и форм противоправной деятельности, тесную связь между соучастниками, согласованность поведения.

Особенности ответственности

В новой редакции ст. 35 УК РФ закреплено, что субъект, создавший преступное сообщество либо организованную группу или руководивший ею, несет наказание за организацию и руководство в случаях, установленных нормами 208-210, 205.4, 282.1 УК, за все деяния, совершенные членами указанных объединений, если они были охвачены его умыслом.

Остальные члены преступных групп привлекаются к ответственности за участие в посягательствах, предусмотренных указанными выше статьями, а также за прочие противоправные действия, к совершению/подготовке которых они причастны.

Дополнительно

Согласно ст. 35 УК РФ, формирование преступной группы (организации) в случаях, не установленных в Особенной части, влечет ответственность за приготовление к тем посягательствам, для совершения которых соучастники объединились.

Участие нескольких субъектов, в том числе по предварительному сговору, влечет более строгие уголовные санкции в пределах и на основаниях, установленных Кодексом.

Ст. 35 УК РФ с комментариями

Уголовно-правовое значение классификации соучастия заключается в том, что названные формы и виды или выступают как обязательные признаки деяния, или в качестве квалифицирующих, или отягчающих обстоятельств.

В первой части ст. 35 УК дается определение соучастия без предварительной договоренности. Такая форма соучастия считается наименее опасной и наиболее распространенной. В таких случаях поведение лиц, состоящих в группе, отличается наименьшей степенью согласованности. Субъекты исполняют совместно преступление и выступают как соучастники.

В судебной практике по ст. 35 УК РФ групповым признается изнасилование, сопряженное не только с действиями виновных, непосредственно совершивших половой акт, но и содействие им других лиц, оказывавших им содействие посредством психического или физического принуждения жертвы. Соответственно, действия последних квалифицируются при групповом изнасиловании как соисполнительство.

При совершении группового деяния объективная сторона может исполняться одним или несколькими субъектами; каждое лицо может исполнять и часть объективной стороны.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *