Налоговые последствия беспроцентных займов

Ирина Стародубцева, аудитор-эксперт RosCo — Consulting & audit

Арбитражная практика

Беспроцентные займы между юридическими лицами – один из самых простых способов перераспределения денежных потоков внутри группы компаний. Однако, как показывает арбитражная практика, выдача беспроцентных займов чревата доначислением налога на прибыль (у организаций) и НДФЛ (у индивидуальных предпринимателей). Проанализируем, какие налоговые риски возникают при осуществлении подобных сделок?

Согласно действующему законодательству договор займа может быть как возмездным, т.е. предусматривающим уплату процентов за пользование заемными средствами, так и безвозмездным, когда исполнение заемщиком обязательства ограничивается лишь возвратом долга (п. 1 ст. 809 ГК РФ). Соответствующее условие согласовывается в договоре.

Претензии налоговых органов

Беспроцентные займы могут выдаваться сторонним организациям и взаимозависимым лицам. В первом случае налоговые риски возможны у заимодавца в части непризнания расходов по уплате процентов согласно кредитному договору, средства которого направлены на выдачу беспроцентного займа. Во втором в связи с возникновением внереализационного дохода у заимодавца. В отношении операций по договорам беспроцентного займа налоговые органы руководствуются разъяснениями, приведенными в письмах Минфина России от 25.05.15 г. № 03-01-18/29936, от 2.10.13 г. № 03-01-18/40821, от 13.08.13 г. № 03-01-18/32745. К таким сделкам финансовое ведомство применяет положения п. 1 ст. 105.3 НК РФ, в котором установлено, что доходы заимодавца определяются исходя из суммы процентов, которые были бы получены им в случае совершения сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми, в сопоставимых с анализируемой сделкой коммерческих и (или) финансовых условиях, т. е. в сопоставимой сделке.

Проанализируем обоснованность претензий налоговых органов, для чего обратимся к соответствующим положениям главы 25 НК РФ.

Доходами в целях исчисления налога на прибыль признаются доходы от реализации товаров (работ, услуг), имущественных прав и внереализационные доходы. Перечень необлагаемых внереализационных доходов приведен в п.п. 10 п. 1 ст. 251 НК РФ: при определении налоговой базы не учитываются доходы в виде средств или иного имущества, которые получены по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая ценные бумаги по долговым обязательствам), а также средств или иного имущества, которые получены в счет погашения таких заимствований. Соответственно при определении налоговой базы не учитываются расходы в виде средств или иного имущества, которые переданы по договорам кредита или займа (иных аналогичных средств или иного имущества независимо от формы оформления заимствований, включая долговые ценные бумаги), а также в виде средств или иного имущества, которые направлены в погашение таких заимствований (п. 12 ст. 270 НК РФ).

Возникает ли доход у заемщика – юридического лица? Как следует из приведенных правовых норм, нет. Специалисты Минфина России также признают (письмо от 9.02.15 г. № 03-03-06/1/5149), что порядок определения выгоды в целях исчисления налога на прибыль не установлен, следовательно, материальная выгода, полученная организацией от пользования беспроцентным займом, не увеличивает базу по налогу на прибыль организаций. Солидарны с данной позицией и налоговые органы (письма УФНС России по г. Москве от 22.11.11 г. № 16-15/112957@, от 27.09.11 г. № 16-15/093520@).

Заем между юридическими лицами

На практике нередки ситуации, когда юридическое лицо, входящее в группу компаний, привлекает кредитные ресурсы под рыночный процент и впоследствии передает их другой компании по договору беспроцентного займа.

Пример

По кредитному договору организацией были привлечены денежные средства под 15% годовых на пополнение оборотных средств (сумма кредита – 60 млн руб.). Эти средства были направлены в другую организацию по договору беспроцентного займа на последующее приобретение автомобилей.

На основании данных обстоятельств налоговой инспекцией сделан вывод о том, что расходы в виде процентов по кредитному договору и договору займа являются экономически необоснованными, поскольку денежные средства, полученные по данным договорам, были перечислены взаимозависимому лицу по нереальным сделкам (оформленным только на бумаге, не имеющим реальной деловой цели и носящим исключительно формальный характер). При этом собственные инкассированные денежные средства выводятся из оборота путем выдачи беспроцентных займов учредителю или иным взаимозависимым организациям. В ходе проверки также было установлено, что все взаимозависимые лица предоставляют друг другу беспроцентные займы, получая при этом кредитные средства в банках. Сумму начисленных процентов по кредитным договорам, направленную взаимозависимым компаниям, налоговая инспекция исключила из состава расходов, учитываемых при исчислении налога на прибыль. Не согласившись с решением налоговой инспекции, организация обратилась в суд. Как указали судьи в постановлении АС Северо-Западного округа от 1.07.15 г. № А56-60966/2014, само по себе перераспределение денежных средств в рамках группы компаний не противоречит требованиям НК РФ. Суд расценивал доводы налоговой инспекции исходя из позиции, изложенной в постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.06 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды».

Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Обоснованность получения налоговой выгоды не может быть поставлена в зависимость от способов привлечения капитала для осуществления экономической деятельности или от эффективности использования капитала.

Налоговыми органами не было доказано, что основной целью, преследуемой компанией, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды (уменьшение налогооблагаемой прибыли за счет внереализационных расходов) в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность.

Несмотря на то что судебный спор разрешился в пользу налогоплательщика (из-за недостаточности доказательной базы со стороны налоговых органов), при схожих обстоятельствах не исключены судебные дела, исход которых предопределить сложно. Предметом рассмотрения некоторыми арбитражными судами стали дела, связанные с порядком определения материальной выгоды у заимодавца при выдаче беспроцентных займов взаимозависимым лицам.

Для целей налогового контроля все сделки, заключаемые хозяйствующими субъектами, подразделяются на сделки между взаимозависимыми лицами и сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми (п. 1 ст. 105.3 НК РФ).

При этом, как следует из совокупности норм НК РФ, сделки между взаимозависимыми лицами можно разделить на две группы:

— контролируемые, признаваемые таковыми при соблюдении положений ст. 105.14 НК РФ;

— иные сделки между взаимозависимыми лицами (неконтролируемые).

Пунктом 3 ст. 105.3 НК РФ предусмотрено, что цена товара (работы, услуги), примененная сторонами сделки для целей налогообложения, признается рыночной, если федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным по контролю и надзору в области налогов и сборов, не доказано обратное, либо если налогоплательщик не произвел самостоятельно корректировку сумм налога в соответствии с п. 6 ст. 105.3 НК РФ.

Только в случае, если договор займа является контролируемой сделкой, заимодавец должен показать виртуальный доход в сумме недополученных по беспроцентному займу процентов (письма Минфина России от 2.10.13 г. № 03-01-18/40821, от 13.08.13 г. № 03-01-18/32745, от 18.07.12 г. № 03-01-18/5-97, от 24.02.12 г. № 03-01-18/1-15). В связи с этим налоговые органы делают выводы о том, что любые доходы, которые могли бы быть получены одним из взаимозависимых лиц по подобным сделкам, должны учитываться для целей налогообложения у этого лица. Иными словами, в контролируемых сделках по предоставлению беспроцентного займа доходы заимодавца определяются исходя из суммы процентов, которые были бы получены заимодавцем в случае совершения сделки между лицами, не являющимися взаимозависимыми, в сопоставимых с анализируемой сделкой коммерческих и (или) финансовых условиях, т. е. в сопоставимой сделке.

Взаимозависимость участников сделки как фактор, влияющий на порядок налогообложения результатов этой сделки, может быть установлена налоговым органом только в результате проведения отдельных мероприятий налогового контроля вне рамок выездной или камеральной налоговой проверки (абзац 3 п. 1 ст. 105.17 НК РФ).

Отметим, что в настоящее время судебная практика по данному вопросу неоднозначна. В ряде случаев суды указывают на то, что неполучение положительного финансового результата в виде суммы процентов по договору займа находится вне сферы контроля и оценки налогового органа, и заключение сделок с беспроцентными займами не приводит ни к увеличению, ни к уменьшению налоговой базы по налогу на прибыль ни у одной из сторон договора, а поэтому соответствующие сделки признаваться контролируемыми не должны (п. 13 ст. 105.3, п. 11 ст. 105.14 НК РФ).

Более того, одним из судов отмечено, что сделки между взаимозависимыми организациями, являющимися плательщиками налога на прибыль, признаются контролируемыми в случае, если сумма доходов по таким сделкам в календарном году превышает значение суммового ограничения, указанного в п.п. 1 п. 2 ст. 105.14 НК РФ ( с 2014 г. – 1 млрд руб.).

Другими словами, судом были опровергнуты доводы, приведенные в письме ФНС России от 16.09.14 г. № ЕД-4-2/18674@, в части того, что проверка соответствия цен в неконтролируемых сделках может осуществляться между взаимозависимыми лицами.

В итоге суд решил, что вступившие в силу с 1.01.12 г. правила и требования, которые изложены в разделе V.1 НК РФ, не позволяют четко установить возможность их применения к анализируемой ситуации, а именно в отношении возможности налогообложения материальной выгоды от предоставления беспроцентных займов. Вместе с тем в главе 25 НК РФ не рассматривается материальная выгода от экономии на процентах за пользование заемными денежными средствами как доход, облагаемый налогом. По убеждению суда, в действующем законодательстве о налогах и сборах отсутствует ясность в вопросе о возможности налогообложения материальной выгоды, полученной благодаря предоставлению беспроцентных займов взаимозависимым лицом, поэтому все неустранимые сомнения и неясности актов законодательства о налогах и сборах должны толковаться в пользу налогоплательщика (решение АС Ямало-Ненецкого АО от 20.04.15 г. № А81-165/2015).

Однако в одном из судебных дел налоговым органам удалось выиграть спор (постановление АС Северо-Кавказского округа от 1.04.15 г. № А53-28342/2013). Судьи согласились с налоговыми органами в вопросе о необоснованном завышении расходов, получении необоснованной налоговой выгоды путем создания взаимозависимыми лицами схемы необоснованного завышения расходов.

Некоторые судьи, не отрицая возможности получения заимодавцем дохода при выдаче беспроцентных займов взаимозависимым лицам, не соглашаются с мнением налоговых органов в части формирования сведений о рыночных ставках.

В одном из дел суд посчитал, что договор банковского вклада (депозита) не является сопоставимым с договором займа, поскольку налоговым органом не учтено существенное условие о том, что по договору банковского вклада одной из сторон сделки всегда является кредитная организация (банк), для которой указанный вид деятельности является основным (решение АС Ставропольского края от 5.08.15 г. № А63-2718/2015).

В другом судебном разбирательстве было указано на то, что при сопоставлении условий указанных договоров наряду с прочим должны учитываться:

— кредитная история и платежеспособность соответственно получателя кредита, лица, обязательства которого обеспечиваются поручительством или банковской гарантией;

— характер и рыночная стоимость обеспечения исполнения обязательства;

— срок, на который предоставляется заем или кредит;

— валюта, являющаяся предметом договора займа или кредита;

— порядок определения процентной ставки (фиксированная или плавающая);

— иные условия, которые оказывают влияние на величину процентной ставки (вознаграждения) по соответствующему договору (постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15.10.15 г. № А05-4564/2015).

Расчеты, подготовленные налоговыми органами на основании «СПАРК», равно как и использованная системой «СПАРК» информация, не отвечают требованиям НК РФ и также не принимаются судами (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.09.15 г. № А40-204810/2014).

Суды единодушны в том, что взаимозависимость может иметь юридическое значение в целях налогового контроля, если только установлено, что такая взаимозависимость используется участниками сделки, как возможность для осуществления согласованных недобросовестных действий, направленных на незаконное занижение налоговых платежей.

Таким образом, в настоящее время отсутствует судебная практика с однозначными выводами относительно доначисления налога на прибыль с виртуального дохода по операциям выдачи беспроцентных займов между взаимозависимыми юридическими лицами. Кроме того, даже в случае, если суды соглашаются с необходимостью исчисления виртуального дохода у заимодавца, сама методика расчета подобного дохода непонятна.

Рассмотрим такой вопрос, как возможность взыскания убытков с директора организации по сделке с беспроцентным займом. Так, в одной из организаций директор без получения согласия учредителей перечислил взаимозависимой компании беспроцентный заем со счета организации на карточный счет директора компании. Итогом данной операции стало судебное разбирательство, в результате которого суд обязал директора вернуть сумму беспроцентного займа. При вынесении решения судьи сослались на п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 30.07.13 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица», в котором разъяснено, что единоличный исполнительный орган обязан действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно, а в случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников) должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением (постановление АС Уральского округа от 22.09.15 г. № Ф09-6778/15).

Как смотрят на это суды

При проверках займов между «своими» налоговые органы ищут скрытые от налогообложения дохо­ды. Речь идёт не только о доначислении займодавцу процентов по договору беспроцентного займа, которые он мог бы полу­чить, если бы передал эти деньги независимому лицу. Налоговые органы смотрят на этот вопрос гораздо шире, проверяя и процентные займы и признавая сам заём доходом за­ёмщика. Такой подход нашёл поддержку и у судов.

Пример 1. ВС доначислила налог предпринимателю, который взял беспроцентный займ у нескольких ООО, где был участником

Представим ситуацию. Организация предоставила свое­му участнику — индивидуальному предпринимателю — заём без процентов и без указания срока возврата. При этом речь идёт не о единичной сделке: участник получил займы на оди­наковых условиях от нескольких компаний, которые контроли­ровал, и не вернул ни одного из них. По мнению инспекторов ФНС, подобные займы были выданы на нерыноч­ных условиях, а также свидетельствовали о том, что заёмщик не собирался возвращать полученные средства.

Оценив эти обстоятельства, Верховный Суд РФ пришёл к вы­воду, что все договоры были формальными, поэтому суммы займов должны признаваться доходом заёмщи­ка для целей налогообложения (Определение ВС от 03.04.2019 № 304-ЭС19-3151 по делу № А03-384/2018).

В результате заёмщик, который получал займы в статусе ИП, утратил право на применение УСН, так как превысил ли­мит по величине дохода (п. 2 ст. 346.12 НК РФ). Поэтому переквалификация займа привела к значительным до­начислениям по всей деятельности учредителя.

Пример 2. Суд переквалифицировал займ, который учредитель-ИП взял у своей компании, в дивиденды и доначислил НДФЛ

Схожий подход применили судьи ВС РФ и в Определении от 09.04.2019 № 307-ЭС19-5113 по делу № А26-3394/2018. Здесь уже деньги выдавались под процент, который реально упла­чивался учредителем, однако ФНС удалось убедить суд в том, что эти средства являются не займами, а дивидендами.

Дело в том, что стороной договора займа выступал учре­дитель, но не как простое физлицо, а как ИП. Все полученные средства он переводил на личные счета, в предприниматель­ской деятельности не использовал и не возвращал их займо­давцу. При этом деньги выдавались на длительный срок (более пяти лет), а ставка по займу была установлена в размере 2/3 учётной ставки ЦБ РФ.

По мнению ИФНС, совокупность этих фактов означала, что полученные деньги учредитель использовал для личных нужд и возвращать не планировал. Следовательно, он присвоил прибыль «своей» компании, поэтому эти займы нужно рассматривать как дивиденды. В дополнение инспекторы проанализировали и деятельность компаний-займодавцев и установили, что выдан­ные займы соответствовали сумме нераспределённой прибыли.

В результате физлицу был доначислен НДФЛ со всей суммы полученных займов, так как доходы в виде дивидендов в рамках УСН не облагаются налогом (п. 3 ст. 346.11 НК РФ). Одновре­менно учредителя оштрафовали за то, что он не представил де­кларацию по НДФЛ в отношении доначисленных сумм.

Что касается условия об уплате процентов, то оно сыграло против налогоплательщика, поскольку размер процентов был чётко привязан к учётной ставке ЦБ РФ. Включение в договор подобного условия суд признал недобросовестным поведени­ем обеих сторон, направленным исключительно на уклонение от уплаты НДФЛ с материальной выгоды по повышенной став­ке 35 % (у заёмщика) и от исполнения обязанностей налогового агента (у займодавца).

В данном случае займодавца не оштрафовали за неудержание НДФЛ с дивидендов, хотя все условия для этого были. Оценивая возможные налоговые последствия при займах между взаимозависимыми лицами, это тоже нужно принимать во внимание.

Пример 3. Суд переквалифицировал заём в безвозвратную финпомощь и доначислил налог на прибыль

Наконец, ВС РФ также встал на сторону налоговиков в деле об учёте в расходах процентов по договору займа. У за­ёмщика не было реальных источников, за счёт которых он мог бы возвратить заём. Займодавец об этом знал, но постоянно продлевал срок возврата займа. ФНС посчитала, что это подтверждает фиктивность займа. Суд пе­реквалифицировал его в безвозвратную финансовую помощь, переданную на развитие дочернего предприятия. В результате суммы процентов, которые заёмщик учитывал в расходах при методе начисления, были исключены, что при­вело к доначислению налога на прибыль (Определение ВС РФ от 08.04.2019 № 310-ЭС19-3529 по делу № А09-1493/2018).

Сдать отчётность и сформировать платёжку по налогу на основе декларации бесплатно

Попробовать со своим сертификатом сейчас

Если заемщик – ИП либо физическое лицо

Имеет место иная ситуация, если одним из заемщиков является физическое лицо или индивидуальный предприниматель. Пунктом 1 ст. 210 НК РФ предусмотрено, что при исчислении налоговой базы учитываются все доходы налогоплательщика, полученные им как в денежной, так и в натуральной формах, или право на распоряжение которыми у него возникло, а также доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212 НК РФ, согласно пп. 1 и 2 которой таким доходом является материальная выгода, полученная от экономии на процентах за пользование налогоплательщиком заемными (кредитными) средствами, предоставленными организациями или индивидуальными предпринимателями. В случае приобретения дохода в виде материальной выгоды датой его фактического получения является день уплаты налогоплательщиком процентов по заемным средствам (п.п. 3 п. 1 ст. 223 НК РФ), а в ситуации с беспроцентным займом – это дата его погашения (Определение ВС РФ от 16.04.15 г. № 301-КГ15-2401).

Другими словами, если заемщиком по договору беспроцентного займа является индивидуальный предприниматель, то за период пользования безвозмездными денежными средствами исчисляется НДФЛ по ставке 35% (п. 2 ст. 224 НК РФ).

Отметим, что если договор беспроцентного займа заключен между супругами, имеющими статус индивидуальных предпринимателей, то доход в виде материальной выгоды от экономии на процентах не возникает. В этом случае наличие правового статуса налогоплательщиков – индивидуальных предпринимателей не исключает применения режима совместной собственности между супругами, который является первичным и распространяется на все полученные в период брака доходы. Деньги, передаваемые в порядке займа из общей совместной собственности обоих супругов в их общую совместную собственность, в действительности не могут быть заемными.

Таким образом, денежные средства, полученные индивидуальным предпринимателем от своего супруга по договору займа, являются их общим имуществом, поэтому эти средства не могут считаться доходами для целей обложения НДФЛ (постановление Четвертого арбитражного апелляционного суда от 2.04.15 г. № А78-7533/2014).

Статья актуальна на 25.01.16

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *