На поиски правды: как найти биологических родителей усыновленному ребенку, а родителям – детей, от которых они отказались?

Я, если честно, обалдела. Все-таки я до последнего надеялась, что он скажет: «Это все выдумки. Маленький город, сплетничают все». Потом, анализируя, я поняла, что, узнав правду, не могу жить как раньше. Это выход из зоны комфорта. Это новый уровень: нужно что-то делать, напрячь себя, решать новую задачу, которую не хотелось решать. Но сидеть сложа руки уже было нельзя после этого: Оля интересовалась, как и что. Я не могла ей сказать: «Ничего, сижу сложа руки». Оля проконсультировала меня по поводу следующих шагов: как писать заявления, куда посылать, чтобы мне прислали повторное свидетельство об удочерении.

Просила папу, он писал заявления. В свидетельстве было указано мое настоящее имя и мой настоящий день рождения. Когда я это увидела, была в шоке, конечно. Оказывается, меня назвали Верой. И родилась я 14 августа.

ДАЙТЕ ШАНС ДЕТЯМ ИЗ ДЕТСКИХ ДОМОВ НА СЕМЬЮ

Предпринимаю шаги, чтобы найти биологических родителей, хочу хотя бы посмотреть, на кого я похожа. Это может показаться мелочью для кого-то, но для меня это невиданная роскошь: увидеть родственников по крови.

С папой у нас все нормально. Мне кажется, он боится, что я, не дай бог, его забуду. Но я не собираюсь делать этого. У меня нет претензий ни к кому: ни к людям, которые меня растили, ни к людям, которые меня оставили в роддоме.

«А чего ж раньше не сказали?»

Знание о том, что ты усыновлен, что твои родители — не твои родители, на самом деле рвет крышу. Но я еще могу себя сдержать. У меня есть потрясающая соратница в лице Оли: не устану про нее говорить. Мы с ней на одной волне, у обеих есть силы на это, энергия. Идем дальше, поддерживая друг друга.

Я написала свою историю в социальных сетях, и мне стали писать люди, которые не знают, как им жить с такой же информацией о себе. Многим не хватает просто доброго слова поддержки. Им нужно, чтобы кто-то сказал им: они не какие-то неправильные существа. У многих такие мысли. У меня самой такие мысли были.

Мне всегда казалось, что моя жизнь внутри семьи — какая-то не моя, чужая, что я не понимаю родителей. Устройство нашей семьи вызывало протест. Взрослые меня все время спрашивали: «Чего тебе не хватает-то?» Родителям было непросто со мной. Было чувство, что из одной среды меня взяли и поместили в другую. Потом поняла, что всякое же может быть. Одно дело — взять чужого ребенка, а ты попробуй полюби его. Сердцу же не прикажешь. Материнский инстинкт по отношению к нему может включиться, а может — и нет.

Только сейчас понимаю, отчего во многих ситуациях я видела даже ненависть к себе, природы которой не знала. Никогда не было ощущения, что родители — моя стена, люди, которые простят все.

«Часто мне пишут приемные мамы: вот мы усыновили ребенка, как вы думаете, когда и как рассказать ему?» Фото: из семейного архива.

Когда узнала правду, все разложилось по полкам. И одна только мысль: «А чего же раньше не сказали? Ведь все так просто». Но что-то мешало. Привычка молчать, не выносить сор из избы, не жаловаться. Важно говорить об этом, нужно, необходимо.

Часто мне пишут приемные мамы: вот мы усыновили ребенка, как вы думаете, когда и как рассказать ему? Я честно отвечаю, что не гуру. Сама понятия не имею, когда рассказывать. Но могу предположить, что подскажет любящее сердце. Любящее сердце — залог успеха в любой ситуации.

Можно рассказать прямо сейчас: «Знаешь, ты у нас долгожданный, волшебный ребенок. Мы тебя ждали-ждали, и ты пришел из животика одной женщины. И пришел к нам. Представляешь, как необычно? Если захочешь узнать побольше, все тебе расскажем. А пока просто знай».

Я открыта для общения по теме усыновления. Назло всем табу буду продолжать об этом говорить. Для меня самой это терапия. Когда я увидела отклик, то поняла, насколько это важно. Если кому-то сложно, нужно с кем-то поговорить по этой теме, напишите мне. Хочу продолжать цепочку добра. Продолжать что-то хорошее.

Елена Мачинская, приемная мама, психолог фонда «Измени одну жизнь»:

Есть люди, которые, пройдя через тяжелые испытания в жизни, ломаются, озлобляются или стараются забыть, отречься от своего трудного опыта.

И лишь самые сильные находят возможность жить дальше, они помогают выбрать верную дорогу тем, кто находится только в начале пути. Не зря Фридрих Ницше сказал про таких людей: «Быть великим — значит давать направление».

Мне часто приходится говорить с замещающими семьями про тайну усыновления. Очень часто родители просто не знают, когда стоит сказать ребенку о том, что он приемный, поэтому они стараются годами оттягивать этот разговор. Пока однажды не понимают, что пауза затянулась, ребенок уже слишком взрослый, чтобы вот так вывалить на него информацию.

Ребенок взрослеет, задает все более и более сложные вопросы: «А я тоже был у тебя в животике? А почему у тебя нет фотографий, где я маленький?»; «Мама, а в каком родильном доме я родился?»; «Мама, а тебе тоже делали УЗИ, когда ты была беременной? Тебе сказали, кто родится?»; «Скажи, когда я родился, я сразу закричал? А кто придумал мне имя?» Ком лжи нарастает.

Тайна начинает трещать по швам: «Почему вы с папой и все родственники высокие и светлые, а я такой низкий и темноглазый?»; «А почему у вас с папой первая группа крови, а у меня вторая?»

Чем больше клубок лжи, тем сложнее его распутать, сложнее объяснить, зачем столько лет приходилось лгать тому, кто доверяет родителям безусловно. Многие папы и мамы считают, что это нужно для того, чтобы защитить его. Вдруг над ним в школе будут смеяться? Или соседки будут пальцем показывать?

Однако вот что получается на самом деле: тайну хранят не от соседей, не от одноклассников, а от самого ребенка. Чаще всего вокруг все и так знают. Слишком много обычно свидетелей, и всех молчать не заставишь. Это и персонал роддома, где родился ребенок, и сотрудники опеки, и педагоги и няни дома малютки, где жил малыш какое-то время, судья и секретарь суда, и та машинистка, что готовила дело, и тот следователь, что разыскивал мать, которая оставила ребенка, и участковая медсестра, и…

Список слишком велик для того, чтобы тайна навсегда оставалась тайной. Вероятность того, что кто-то из этих людей однажды окажется, к примеру, соседкой или матерью одноклассника, далеко не нулевая. Разве лучше, чтобы ребенок узнал правду от того самого одноклассника, чья мать однажды за обедом проболтается о том, что знает? Сомневаюсь.

Эта правда может слишком дорого стоить. И первое, что будет уничтожено, — это доверие, опора, на которую, как кольца на пирамидку, нанизываются отношения близких людей.

Именно поэтому так важно быть честным с ребенком с самого первого дня, с самой первой секунды. Близкие доверительные отношения с сыном или дочерью гарантированно становятся фундаментом, на котором сформируется здоровая зрелая личность. И, даже если однажды кто-то попробует сказать в насмешку, что он приемный, ребенок сможет спокойно и твердо ответить: «Да, и у меня самые лучшие на свете родители».

Материал подготовлен и опубликован совместно с «Аргументы и факты».

Искать своих биологических родителей или нет — это личное дело усыновленного или брошенного ребенка. В случае, если принимается решение «за» поиски, то нужно настроиться, что увидеть биомаму или папу, возможно, придется нескоро. Так, например, если малыш был усыновлен, и его приемные родители живы, то в первую очередь необходимо их согласие на такие поиски. Даже если малыш уже вырос и стал совершеннолетним. Это положение охраняется статьей 139 Семейного Кодекса Российской Федерации.

Связано это с тем, что в законодательстве предусмотрено наказание за разглашение тайны усыновления. Соответственно, ни один официальный орган — ЗАГС, отдел опеки и др. — вам помогать не будет без специального разрешения. Именно поэтому перед началом поисков вам необходимо серьезно поговорить с вашими приемными родителями.

Разрешение их спрашивать не нужно только в одном случае — если усыновители уже умерли.

Сами поиски проще всего начинать с отдела ЗАГС, где было выдано свидетельство о рождении. Ведь, как правило, новый документ выдается взамен старого. А уж в том, в свою очередь, должны содержаться сведения о прежних данных усыновленного ребенка. Все эти данные хранятся в архивах отдела ЗАГС.

Документы, разрешающие усыновление, могут также содержаться в местных органах самоуправления. Связано это с тем, что именно районная, городская, поселковая администрации отвечают за сохранность всех сведений, в том числе и кто, откуда, когда и на основании чего усыновил ребенка.

Если ЗАГС идти добровольно на уступки не хочет, можно обратиться в суд, чтобы вам выдали все необходимые документы. Только приготовиться нужно к тому, что процесс этот будет достаточно длительным по времени и затратным по финансам. Ведь придется оплачивать услуги адвоката.

Если ребенок был усыновлен из детского дома, то в поисках своих биологических родителей лучше всего обратиться туда. Если отказника забрали из больницы, то тогда информацию можно добыть там.

Как вариант, использовать СМИ. Для этого на телевидении и в газетах разместить всю имеющуюся у вас информацию. Например, можно воспользоваться сайтом программы «Жди меня» http://poisk.vid.ru. Возможно, родители, которые когда-то отказались от своего ребенка, решат все-таки встретиться и объясниться с ним.

Здравствуйте, уважаемая Валерия! Будучи преисполнен солидарности с Вами в гневе, вынужден сообщить, что в настоящее время сложилась весьма циничная негативная судебная практика по рассмотрению споров с органами исполнительной власти по поводу отказа в предоставлении усыновленному (удочерённой) информации, раскрывающей тайну усыновления (удочерения) даже в случае смерти усыновителей. Суды полагают, что они охраняют тайну частной жизни умерших усыновителей и биологических родителей. Право на доступ к данной тайне могут получить только дети усыновленных после смерти последних и их усыновителей. При этом ссылаются на Постановление Конституционного Суда РФ от 16.06.2015 N 15-П, о которой упоминается в комментарии коллеги Марины Николаевны.

Вот, к примеру, апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 20.04.2016 по делу 33-5681/2016

Апелляционная инстанция так и указала, что «Обязанность соблюдения тайны усыновления не ограничивается какими-либо сроками и условиями. В этой связи достижение усыновленным ребенком совершеннолетия либо смерть усыновителей не исключает обязанности органов ЗАГС по соблюдению конфиденциальности данной информации. Единственным условием разглашения сотрудниками ЗАГС тайны усыновления ребенка является воля его усыновителей… Кроме того, предоставление сведений об усыновлении, затрагивает не только интересы усыновленного, но и биологических родителей».

Но я не думаю, что этим можно ограничиться, опустить руки и впасть в отчаяние. Потому что, то же самое Постановление Конституционного Суда РФ содержит ряд формулировок, согласно которым тайна усыновления не является абсолютной. Конституционный Суд РФ в данном решении действительно указал, что потомки усыновлённых после смерти последних и усыновителей вправе независимо от воли указанных лиц узнать о происхождении своих предков, в том числе узнать свою национальную принадлежность, иные данные, позволяющие установить и подчеркнуть идентичность человека. Однако нельзя забывать и то обстоятельство, что авторами жалоб, рассмотренных Конституционным Судом, являлись именно такие потомки, жалобы касались исключительно их прав на получение информации о покойном родителе и других предках, а Конституционный Суд дал разъяснение применительно именно к такой правовой ситуации.

Конституционный Суд не указал, что доступ потомков усыновленного к запрашиваемой информации затрагивает права биологических родителей. Конечно, судьи Конституционного Суда не могли не допускать, что биологические родители покойного усыновленного могут быть ещё живы. Значит, по крайней мере в этой части определение Волгоградского областного суда является как минимум оспоримым.

Таким образом, можно обратиться в ЗАГС за информацией о своём удочерении, получить отказ и обжаловать его в судебном порядке. Боюсь, что придётся пройти все возможные судебные инстанции вплоть до Конституционного Суда РФ. Это долго, года два может уйти.

При обжаловании отказа ЗАГСа в предоставлении информации в суде можно попытаться установить также волю Ваших усыновителей. В этом Вам могут помочь их живые родственники, другие близкие лица, если им известно, что усыновители оба очень хотели довести до Вас информацию об обстоятельствах усыновления (удочерения), но при этом боялись травмировать Вас, причинить Вам нравственные страдания. В целях установления воли усыновителей могут быть допущены любые доказательства, в том числе документы, показания свидетелей (я их уже указал). И в этом случае есть очень мизерная вероятность, что суд примет удовлетворительное решение. Главное в этом деле не просто разжалобить суд, а убедить его в том, что Вы намерены найти своё прошлое, узнать и понять, кто Вы по происхождению, а если родители живы — проявлять к ним максимальную заботу и т.д., то есть восстановить именно тот информационный, родственный, семейный, национальный и прочий комфорт, которого Вы когда-то были лишены, а также то, что возможные неприятные обстоятельства этого лишения для Вас ровно ничего не значат.

Если подобный ход не пройдёт не пройдёт в первой инстанции, придётся пройти по ступенькам всю судебную бюрократию.

Искренне Ваш! Пишите, отвечу.

«Ищу отца!». Многие скажут — странная фраза. Но жизнь показывает, что иногда уже взрослые люди пытаются найти «потерянных» в детстве родителей. Возможно, мама из-за старых обид скрывала от ребенка, кто был его отцом, а может, малыша в свое время усыновили. Оказывается, найти отца годы спустя — дело почти безнадежное. Портал DELFI попытался разобраться, какие возможности есть у детей, ищущих своих родителей.

Продолжение статьи находится под рекламой Реклама

Вместо отца — прочерк

Дискуссии и объявления в интернете свидетельствуют, что поиски настоящих родителей — не такое уж редкое занятие. Особенно, если в свидетельстве о рождении в графе «Отец» стоит прочерк, а мать не готова поддержать поиски бывшего возлюбленного.

Каждый такой случай имеет трагическую предысторию. Например, одна девушка пишет: «Знаю, что я родилась на улице Миера. В карточке из садика не указано имя настоящего отца. Все документы и фотографии уничтожены. Родственники никогда ничего не скажут, в этом я убедилась… У меня есть сводная сестра, я живу в семье с отчимом. Мне лишь случайно удалось узнать, что это не мой отец…».

В подобных дискуссиях многие отмечают, что несправедливо лишать человека его «корней», даже если нерадивый отец в свое время не пожелал взять на себя заботу о своем ребенке. Другие настаивают, что нечего забивать себе голову информацией о мужчине, который «получил свое — и в кусты». И все же знакомство и примирение с родителем может стать важным этапом на жизненном пути выросшего ребенка.

Что говорит закон

Если мать ребенка не состоит в браке и на момент рождения малыша отцовство не установлено, в документы вносятся только данные о маме. Разумеется, в этом случае человек никогда не сможет найти интересующие его данные в соответствующем регистре. Все вопросы остается адресовать матери, пояснила порталу Cālis.lv представитель Министерства юстиции Лаура Маевска.

Согласно Закону о регистрации актов гражданского состояния, в регистр вносятся следующие данные:

  • Имя, фамилия, пол, национальность, государственная принадлежность и место жительства ребенка.
  • Время и место рождения.
  • Имя, фамилия, персональный код, дата рождения, место жительства, национальность и государственная принадлежность родителей (или только матери).
  • Паспортные данные родителей.
  • Документ, на основании которого вносятся данные об отце (свидетельство о браке, заявление о признании отцовства, решение суда).
  • Личные данные лица, предоставившего информацию о рождении ребенка.
  • Номер свидетельства о рождении.
  • День выдачи справки о рождении ребенка.

В том же законе установлены сведения, на основании которых вносится информация о родителях:

  • Справка о рождении ребенка (данные о матери).
  • Свидетельство о браке, заявление о признании отцовства, общее заявление с просьбой о признании биологического отцовства (если женщина замужем за другим мужчиной), документ о расторжении брака.

Чуть больше шансов получить сведения о своих родителях есть у тех детей, которые когда-то были усыновлены. Данные об обоих биологических родителях доступны в регистре рождений (при условии, что отец изначально был известен). В том же регистре содержится информация об утверждении или отмене усыновления.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *