Какие законы противоречат Конституции РФ?

На сегодняшний день уже немало примеров в правоприменительной практике, когда содержание некоторых принимаемых государственными органами нормативных актов не соответствуют содержанию федеральных законов.

Более того, случается что в федеральных законах отдельные положения противоречат закрепленным в Конституции РФ основным правовым принципам.

Как быть в таких ситуациях? Каким правовым актом руководствоваться?

Такие вопросы разъясняются в Постановлении Пленума Верховного Cуда РФ «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия».

Если закон противоречит Конституции

Если закон РФ противоречит Конституции РФ, то применяется Конституция РФ.

Если при рассмотрении конкретных дел суд придет к выводу о том, что подлежащий применению закон не соответствует нормам Конституции РФ, то при вынесении решения он должен принять позицию Конституции РФ. Вместе с тем, если у суда возникнут сомнения по соответствию применяемого закона Конституции РФ, он должен приостановить производство по делу и сделать письменный запрос в Конституционный Суд РФ относительно конституционности подлежащего применению федерального закона.

Если закон субъекта РФ противоречит закону РФ

Вопросы, которые регулируются законами субъектов РФ и законами РФ, можно разделить на две группы:

  • вопросы, относящиеся к ведению федеральных органов;
  • вопросы, входящие в компетенцию субъекта РФ.

В первом случае «верх берет» закон РФ, а во втором случае — закон субъекта РФ.

Полномочия федеральных государственных органов и субъектов Российской Федерации определены Конституцией РФ, иными законами, а также двусторонними соглашениями между Российской Федерацией и ее субъектами.

Если ведомственный акт противоречит закону РФ

Если нормативный акт какого-либо государственного органа или должностного лица (Указ Президента, постановление или распоряжение Правительства РФ и т.д.) не соответствует тексту закона РФ, то должен применяться закон РФ (ст.120 Конституции РФ).

В этом случае суду дано право вынести частное определение и обратить внимание органа или должностного лица, издавшего такой акт, на необходимость приведения его в соответствие с действующим законом или отменить вовсе.

Последняя редакция Статьи 76 Конституции РФ гласит:

1. По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации.

2. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

3. Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам.

4. Вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов.

5. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

6. В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 76 КРФ

1. Часть 1 комментируемой статьи закрепляет основы федерального правового регулирования по предметам ведения Российской Федерации. Установлено, что по этим предметам ведения (см. комм. к ст. 71) или, иначе говоря, в этих пределах принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы. В данном случае конкретизируются предмет ведения и полномочия Российской Федерации, названные в п. «а» ст. 71 Конституции, и приводятся формы важнейших федеральных правовых актов. Кроме названных правовых актов по этим предметам ведения принимаются: в связи с внесением изменений в Конституцию — особый правовой акт, именуемый «Закон Российской Федерации о поправке к Конституции» (Постановление Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 12-П по делу о толковании ст. 136 Конституции РФ//СЗ РФ. 1995. N 45. Ст. 4408), а также во всех других случаях — указы и распоряжения Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, постановления палат Федерального Собрания (ст. 90, ч. 2 ст. 102, ч. 2 ст. 103, 115, п. «а» ч. 2 ст. 125 Конституции).

Федеральные конституционные законы и федеральные законы не должны противоречить Конституции (ч. 1 ст. 15). Вместе с тем они имеют верховенство на всей территории страны. Иные акты, входящие в правовую систему Российской Федерации (за исключением Закона о поправке к Конституции), издаются в соответствии с этими законами.

Федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией (ч. 1 ст. 108). Согласно Конституции, путем их издания: осуществляется принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта (ч. 2 ст. 65), изменение статуса субъекта Федерации (ч. 5 ст. 66); утверждается описание и порядок официального использования государственных флага, герба и гимна Российской Федерации (ч. 1 ст. 70); определяются порядок проведения общероссийского референдума (п. «в» ст. 84), режим военного положения (ч. 1, 2 ст. 56), обстоятельства и порядок введения чрезвычайного положения, статус Уполномоченного по правам человека (п. «д» ч. 1 ст. 103), порядок деятельности Правительства РФ (ч. 2 ст. 114); устанавливается судебная система (ч. 3 ст. 118), полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и иных федеральных судов (ч. 3 ст. 128), порядок созыва Конституционного Собрания (ч. 2 ст. 125). В иных случаях издаются федеральные законы.

Понятие «федеральный закон» иногда употребляется в Конституции не в специальном смысле (как акт, отличающийся от федерального конституционного закона), а в общеродовом, собирательном значении, охватывающем все виды федеральных законов. Именно в этом качестве упоминается федеральный закон в ч. 2 ст. 4, ч. 3 ст. 55, п. «а» ст. 71, ч. 3 ст. 90, п. «а» ч. 2 ст. 125 и в некоторых других статьях Конституции.

Федеральные конституционные законы и федеральные законы имеют прямое действие на всей территории Российской Федерации. Подобное согласуется с положениями Конституции о суверенитете Российской Федерации, который распространяется на всю ее территорию (ч. 1 ст. 4), обеспечивает единство экономического, политического и правового пространства.

Юридическое содержание прямого действия федеральных законов заключается в том, что они не нуждаются в подтверждении со стороны каких-либо органов государственной власти и местного самоуправления и применяются непосредственно всеми субъектами права. На это обращалось внимание в Постановлении Конституционного Суда от 30 сентября 1993 г. N 18-П (ВКС. 1994. N 6). В нем, в частности, отмечалось, что федеральные законы, принятые в сфере ведения Российской Федерации, действуют непосредственно и подлежат применению на всей ее территории; распространение действия этих законов на территории республик специальным законодательным актом республик противоречит понятию исключительного федерального ведения. В последующем Конституционный Суд, дополняя сказанное, с позиций принципа верховенства Конституции и федеральных законов констатировал, что субъект Федерации не может изменять установленные Конституцией приоритеты действия законов и иных федеральных нормативных актов, ограничивать их применение, приостанавливать их действие, вводить какие-либо связанные с действием этих актов процедуры и механизмы разрешения коллизий, правовых споров, не предусмотренные Конституцией России и федеральными законами (Определение от 27 июня 2000 г. N 92-О//СЗ РФ. 2000. N 29. Ст. 3117).

Прямое действие федеральных законов, принятых по предметам ведения Российской Федерации, не исключает издания подзаконных актов Президентом и Правительством РФ, федеральными министерствами и ведомствами. При этом, однако, данные акты не могут противоречить законам и отменять их. Суды, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимают решения в соответствии в законом (ч. 2 ст. 120 Конституции).

Порядок принятия, подписания, обнародования и вступления в силу федеральных конституционных законов и федеральных законов устанавливается Конституцией (см. комм. к ст. 105-108) и ФЗ от 14 июня 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» (СЗ РФ. 1994. N 8. Ст. 801). В частности, как определено названным ФЗ, федеральные конституционные законы и федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после дня их подписания Президентом (ст. 3) и вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами не установлен другой порядок вступления их в силу (ст. 6).

2. Часть 2 комментируемой статьи регламентирует отношения, связанные с правовым регулированием в сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Данную сферу можно характеризовать как такой круг вопросов (см. комм. к ч. 1 ст. 72), за решение которых несут ответственность Российская Федерация и образующие ее субъекты. Это означает, что правовое регулирование по данным вопросам осуществляется в особом правовом режиме. Конституционный Суд, касаясь указанной проблемы, пришел к выводу о том, что выработка правовых норм здесь должна строиться на основе достижения баланса интересов Российской Федерации и ее субъектов, взаимоуважения и взаимной ответственности с обязательным использованием согласительных процедур (Постановление Конституционного Суда РФ от 10 сентября 1993 г. N 12-П // ВКС. 1994. N 4-5).

В упоминавшемся выше Постановлении Конституционного Суда от 30 сентября 1993 г. N 18-П обращалось внимание федеральных органов государственной власти на необходимость разработки механизма согласования правового регулирования по вопросам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. В настоящее время данные отношения регулируются статьей 26.4 ФЗ от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (СЗ РФ. 1999. N 42. Ст. 5005).

ФЗ от 6 октября 1999 г. определяет также, что:

— субъекты Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов. После принятия соответствующего федерального закона законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации приводятся в соответствие с данным федеральным законом в течение трех месяцев;

— по вопросам совместного ведения, решение которых отнесено указанным Законом к полномочиям органов государственной власти субъекта Федерации (ч. 2 ст. 26.3), данные органы власти имеют право принимать законы, иные нормативные правовые акты, в том числе региональные программы субъектов Федерации, вне зависимости от наличия в федеральных законах положений, устанавливающих указанное право (ч. 3.1 ст. 26.3);

— по вопросам совместного ведения, решение которых отнесено указанным Законом к полномочиям органов государственной власти субъектов Федерации (ч. 2 ст. 26.3), могут приниматься федеральные законы, которые, однако, не должны включать положения, определяющие объем и порядок осуществления расходов из бюджета субъекта Федерации, необходимых для исполнения соответствующих полномочий региональными органами власти (ч. 3 ст. 26.3).

Конституционный Суд, касаясь рассматриваемых отношений, дополнительно к вышеназванным правовым позициям также констатировал:

— ч. 2 ст. 76 Конституции регулирует не вопрос о том, вправе ли федеральные органы государственной власти издавать нормативные акты подзаконного характера, а вопрос о том, как действует федеральный закон и как он соотносится с актами, принимаемыми субъектами Федерации (Постановление от 9 января 1998 г. N 1-П//СЗ РФ. 1998. N 3. Ст. 429);

— вопросы совместного ведения могут регулироваться не только федеральным законом, но и иными федеральными нормативными правовыми актами (по смыслу Постановления от 27 января 1999 г. N 2-П//СЗ РФ. 1999. N 6. Ст. 866);

— установления федерального законодателя действуют непосредственно и не нуждаются в подтверждении в законодательстве субъектов Федерации (по смыслу Постановления от 9 июля 2002 г. N 12-П//СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2909);

— признание за субъектами Федерации права осуществлять опережающее правовое регулирование по предметам совместного ведения не дает им автоматически полномочий по решению в полном объеме вопросов, имеющих универсальное значение как для законодателя в субъектах Федерации, так и для федерального законодателя и в силу этого подлежащих регулированию федеральным законом (Постановление от 15 декабря 2003 г. N 19-П//СЗ РФ. 2003. N 52. Ч. 2. Ст. 5101).

3. Часть 3 комментируемой статьи выделяет федеральные конституционные законы как обладающие более высокой юридической силой в сравнении с обычными федеральными законами; последние не могут противоречить федеральным конституционным законам. Иная субординация — внутри систем каждого из названных видов законов — не предусмотрена. Это подтвердил Конституционный Суд. В Определении от 5 ноября 1999 г. N 182-О (СЗ РФ. 1999. N 52, Ст. 6460) он констатировал: «в ст. 76 Конституции не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида, в данном случае — федеральных законов. Ни один федеральный закон в силу ст. 76 Конституции не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой. Правильный же выбор на основе установления и исследования фактических обстоятельств и истолкование норм, подлежащих применению в конкретном деле, относятся не к ведению Конституционного Суда РФ, а к ведению судов общей юрисдикции и арбитражных судов».

Соответствие федеральных законов федеральным конституционным законам обеспечивается посредством принципа правоприменения, согласно которому суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции, федеральному конституционному закону, федеральному закону и другим нормативным правовым актам, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу (ч. 3 ст. 5 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»//СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1).

4. Часть 4 комментируемой статьи содержит ряд важных положений о правовом регулировании субъектов Федерации. Во-первых, называются пределы такого регулирования; это та часть отношений и вопросов (они обозначаются в конкретных федеральных законах), которая находится вне пределов ведения Федерации и совместного ведения Федерации и ее субъектов. Во-вторых, устанавливается, что данным правом в равной степени наделяются все субъекты Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа. В-третьих, фиксируется, что субъекты Федерации осуществляют собственное правовое регулирование по вопросам, находящимся в их ведении, или, говоря иначе, они самостоятельны в принятии необходимых правовых актов по этим вопросам, обладают правом регулировать указанные отношения полностью, исчерпывающим образом; принятые в таких случаях акты субъектов Федерации не требуют подтверждения федеральными органами (Постановление Конституционного Суда от 7 июня 1993 г. N 14-П//ВКС. 1994. N 4-5). В-четвертых, определяется правовая система актов субъектов Федерации, которые принимают законы (их упоминание придает использованию этой правовой формы обязательность, особое юридическое значение, в том числе в смысле государственной защиты) и иные нормативные акты (в ФЗ от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (СЗ РФ. 1999. N 42. Ст. 5005) дополнительно названы, например, такие акты, как постановления законодательного органа (ч. 3 ст. 5), указы (постановления) и распоряжения высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти) субъекта Федерации (ч. 1 ст. 22)). В-пятых, «собственное правовое регулирование» отношений, о которых идет речь в ч. 4 комментируемой статьи, дополняет регулирование, осуществляемое субъектом Федерации по вопросам совместного ведения Федерации и ее субъектов. В-шестых, если субъект Федерации не реализует предоставленные ему нормотворческие полномочия, то непосредственно применяются федеральные нормы, а также федеральный законодатель в случае необходимости сам может осуществить правовое регулирование в соответствующей сфере (Постановление Конституционного Суда от 3 ноября 1997 г. N 15-П//СЗ РФ. 1997. N 45. Ст. 5241).

5. В ч. 5 комментируемой статьи закрепляется гарантия верховенства федеральных законов на территории Российской Федерации (см. комм. к ч. 2 ст. 4). Одновременно устанавливается, что законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Федерации и по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов. В случае если законы и другие правовые акты субъектов Федерации, а также иные правовые акты, изданные в Российской Федерации, вступают в противоречие с федеральным законом, действует федеральный закон.

Названные законы и все иные акты, изданные в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции (ч. 1 ст. 15 Конституции). Субъекты Федерации в нормотворческой деятельности обязаны руководствоваться федеральными нормативными актами, принятыми в развитие федеральных законов или при их отсутствии, например указами Президента РФ, а также исходить из норм договоров о разграничении предметов ведения и полномочий, заключенных в порядке ч. 3 ст. 11 Конституции. Последнее требование в равной мере может быть адресовано и другому участнику таких договоров — федеральным органам государственной власти.

Надзор за соответствием законам правовых актов, издаваемых субъектом Федерации, возложен на прокуратуру (ст. 1 Закона РФ от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации», в ред. от 17 ноября 1995 г.//СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4472). Прокурор вправе опротестовывать данные правовые акты, противоречащие Конституции и федеральным законам, обращаться в суд с заявлением о проверке соответствия закона субъекта Федерации федеральному закону. При этом, как подчеркнул Конституционный Суд, реализация указанного полномочия прокурором (обращение в суд) не должна приводить к подмене функций органов законодательной власти (Постановление от 11 апреля 2000 г. N 6-П//СЗ РФ. 2000. N 16. Ст. 1774).

В приведенном Постановлении Конституционный Суд, обосновывая право суда общей юрисдикции осуществлять проверки закона субъекта Федерации на предмет его соответствия федеральному закону, очертил границы такого нормоконтроля. В частности, было обращено внимание на то, что общие суды не могут аннулировать закон, а вправе лишь признать его недействующим и, следовательно, с момента вступления решения суда в силу не подлежащим применению. Лишение же акта юридической силы возможно только по решению самого законодательного органа, издавшего акт, или в предусмотренном Конституцией порядке конституционного судопроизводства.

ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (ст. 9, 19) в целях обеспечения законности предоставляет право Президенту требовать от законодательного органа и высшего должностного лица субъекта Федерации приведения принятых ими нормативных правовых актов в соответствие с Конституцией и федеральными законами (наличие рассогласованности должно подтверждаться решением суда). В случае если требование Президента в установленные сроки не исполняется, законодательный орган может быть распущен, а полномочия высшего должностного лица субъекта Федерации досрочно прекращены. Названные законоположения были признаны Конституционным Судом не противоречащими Конституции РФ (Постановление от 4 апреля 2002 г. N 8-П//СЗ РФ. 2002. N 15. Ст. 1497).

Правовые акты органов государственной власти субъектов Федерации и должностных лиц, нарушающие права и свободы граждан, их объединений, могут быть обжалованы в суд (статья 46 Конституции России).

6. Часть 6 комментируемой статьи фиксирует гарантии верховенства закона и иного нормативного правового акта субъекта Федерации, принятого им в рамках полномочий собственного правового регулирования (т.е. вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов), в соотношении с федеральным законом. Установлено: если возникают противоречия между ними, то действует нормативный правовой акт субъекта Федерации. Такой подход согласуется со ст. 73 Конституции (см. комм. к ст. 73), находит поддержку в решениях Конституционного Суда (например, его Постановление от 3 июня 1993 г. N 13-П//ВКС. 1994. N 4-5).

Вместе с тем ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (ч. 3 ст. 3) установил порядок разрешения коллизий в подобных случаях. В частности, он определил: если орган государственной власти субъекта Федерации полагает, что федеральный закон не соответствует Конституции, нормативный правовой акт федерального органа государственной власти не соответствует положениям Конституции, федеральных законов или договоров о разграничении полномочий, устанавливающим разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации, спор о компетенции либо вопрос о соответствии федерального закона Конституции, соответствии нормативного правового акта федерального органа государственной власти Конституции федеральным законам или договорам о разграничении полномочий разрешается соответствующим судом. До вступления в силу решения суда о признании федерального закона или отдельных его положений не соответствующими Конституции, нормативного правового акта федерального органа государственной власти или отдельных его положений не соответствующими Конституции, федеральным законам или договорам о разграничении полномочий принятие законов и иных нормативных правовых актов субъекта Федерации, противоречащих соответствующим положениям федерального закона, нормативного правового акта федерального органа государственной власти, не допускается.

Контроль за актами, принятыми субъектом Федерации в порядке ч. 6 комментируемой статьи, находится в компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, проверяющих их на предмет соответствия своей конституции (уставу) (ч. 1 ст. 27 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»//СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1), а также судов общей юрисдикции, осуществляющих в установленных пределах нормоконтроль с позиций федерального закона. Конституционный Суд не уполномочен проверять данные законы в порядке абстрактного нормоконтроля (п. «б» ч. 2 ст. 125 Конституции), но он вправе это делать, если имеет место жалоба на нарушение конституционных прав и свобод граждан, чьи права и свободы нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле (Определение Конституционного Суда от 31 мая 1999 г. N 60-О//СЗ РФ. 1999. N 23. Ст. 2891).

Принятие поправок в Конституцию России всколыхнуло интерес общественности к правовым основам жизни современного общества. Особое место в этой связи отводится взаимоотношению России с окружающим наш миром, тем более, что в преамбуле Конституции содержится положение о том, что многонациональный народ Российской Федерации осознает себя частью мирового сообщества. Отношения нашего государства с другими государствами, народами и международными организациями строится на основе международного права. Однако каждое государства самостоятельно в своих конституциях закрепляет место и роль международного права в национальных правовых системах, равно как и национальные механизмы реализации положений международных договоров и иных международно-правовых норм. Это суверенное право каждого государства.

Позиция Россия по этому вопросу закреплена в ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, которая устанавливает, что составной частью российской правовой системы являются общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. В случае если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

В этой же статье ст. 15 предусмотрено, что Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории страны. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции РФ. Равным образом. Конституции не могут противоречить и международные договоры Российской Федерации. Как неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации, нормы международного права не отменяют для российской правовой системы приоритет Конституции и реализуются при условии признания ее высшей юридической силы.

В результате принятия дополнений в ст. 79 Конституции Российской Федерации, признавших недопустимость исполнения в стране решений межгосударственных органов, противоречащих Конституции России, утверждается приоритет национальной конституции над толкованием решений межгосударственных органов, в которых под сомнение может быть поставлено верховенство Конституции РФ. Таким образом, можно утверждать, что благодаря этому сформирован конституционно-правовой механизм наиболее полного и действенного обеспечения конституционных прав и свобод граждан, устойчивость воплощенного в них общественного согласия, и достигнутого согласования конституционных ценностей, отражающие социокультурную основу специфику нашей страны.

Доктор юридических наук, профессор А. Я. Капустин.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *